7(917)590-0308
Статьи

Ментальный Алмазный фонд

[ Часть-1 ]     [ Часть-2 ]    [ Часть-3 ]

Дмитрий Иванов, 2012 г.
www.colloquium.ru



Ницше

Независимость – это удел очень немногих, это преимущественное право сильных.

Для действия необходимо покрывало иллюзии.

Через оценку впервые является ценность, и без оценки был бы пуст орех бытия.

Если ты созидающий – ты принадлежишь к свободным, если ты – принимающий формы, ты их раб и орудие.

… И если верно, что греки погибли вследствие рабства, еще вернее то, что мы погибнем вследствие отсутствия рабства.

Все на нашем пути скользко и опасно, и при этом лед, который нас еще держит, стал таким тонким; мы все чувствуем теплое и грозящие дыхание оттепели – там, где мы еще ступаем, скоро нельзя будет проходить никому.

Все решительное бывает «несмотря».

Можно говорить с величайшей ясностью, и все-таки никем не быть услышанным.

… Кто чувствует не как все, тот сам идет в сумасшедший дом.

Не к народу должен говорить Заратустра, но к спутникам.

В конце концов все твои страсти обратятся в добродетели и все твои демоны в ангелов.

Только избранные обладают многими добродетелями, но это – тяжкий жребий; и многие уходили в пустыню и умерщвляли себя, потому что они уставали быть сражением и полем сражения добродетелей.

Кто поднимается на высочайшие горы, тот смеется над всякой трагедией и над всякой печалью.

Беззаботными, насмешливыми, творящими насилие – такими хочет нас мудрость; она женщина и любит всегда только воина.

Тяжело нести бремя жизни; но не притворяйтесь же такими изнеженными: все мы прекрасные вьючные ослы и ослицы.

Есть всегда какое-то безумие в любви. Но всегда есть и нечто разумное в безумии.

Не гневом, но смехом убивают.

Можно только невозмутимо молчать, когда в руках стрелы и лук: иначе возникает пустословие.

Вы должны иметь только таких врагов, которые достойны ненависти, но не таких, которых нужно презирать.

Где кончается уединение, там начинается базар.

Никогда еще ключ от истины не был в руках безусловного.

В сторону от базара и славы удаляется все великое.

Все, над чем много раздумывают, становится загадочным.

Не лучше ли угодить в руки убийцы, чем в мечты страстной женщины?

Искусно угадывать и уметь молчать должен друг: не все должен ты хотеть видеть.

Если ты раб, ты не можешь быть другом. Если тиран ты, ты не можешь иметь друзей. Слишком долго скрыт был в женщине раб и тиран. Поэтому женщина еще не способна к дружбе: она знает только любовь.

О, вы, мужчины, с вашей бедностью и вашей скупостью души! Столько, сколько вы даете другу своему, я дал бы даже врагу своему и не стал бы от этого беднее.

Поистине, люди сами создали себе все добро и все зло их.

Иному ты должен дать не руку, а только лапу: и я хочу, чтобы у лапы твоей были также когти.

Что знает о любви тот, кто не должен был презирать того, что он любит.

Злейшим врагом, какого можешь ты встретить, всегда будешь ты сам.

Двух вещей хочет истинный мужчина: опасности и игры. И поэтому он хочет женщины, как самой опасной игрушки.


Мужчина должен быть воспитан для войны, женщина – для отдохновения война: все остальное – неразумие.

Счастье мужчины гласит: я хочу. Счастье женщины гласит: он хочет.

Ты идешь к женщине? Не забудь плетку.

Ты молод и мечтаешь о ребенке и браке. Но я спрашиваю тебя: таков ли ты, чтобы иметь право желать ребенка? Одержал ли ты целый ряд побед, преодолел ли себя самого, стал ли властителем своих чувств, господином своих добродетелей.

Осторожными находил я всех покупателей, и всегда у них хитрые глаза. Но жену свою и самый хитрый из них покупает не глядя.

Много коротких безумий – это называется у вас любовью. И множеству коротких безумий полагает конец брак ваш - одна долгая глупость.

И самый пустой орех хочет быть расколот.

Почему золото сделалось высшей ценностью? Потому, что оно редкостно и бесполезно.

Быть голодным, жестоким, одиноким, безбожным: так повелевает себе львиная воля. Быть свободным от счастья рабов, избавленным от богов и поклонения, бесстрашным и внушающим страх, великим и одиноким.

Ты хочешь, ты стремишься, ты любишь, и потому только ты хвалишь жизнь.

Приказывают тому, кто не умеет повиноваться сам себе.

Я считаю тебя способным на всякое зло: и поэтому требую от тебя доброты. Поистине, я часто смеялся над слабыми, которые мнят себя добрыми, потому что у них бессильные руки.

Если бы вы стряхнули с себя всякое полухотение, и стали смелы и в лености, и в деле!
Если бы вы поняли слово мое: «делайте, пожалуй, все, что вы хотите, но прежде всего будьте такими, которые могут хотеть!» Любите, пожалуй, ближних своих, как себя, - но, прежде всего, будьте такими, которые любят самих себя – любят великой любовью, любят великим презрением.

Где нельзя уже любить, там нужно - пройти мимо.

Остальные: это всегда большинство, обыденность, излишек, многое множества людское – все они малодушны.

Кто удит там, где рыбы нет, того я не назвал бы даже поверхностным.

Неповинно все ничтожное в ничтожестве своем.

Сладострастие: для сволочи людской – медленный огонь, на котором сгорает она.

Нужно научиться любить самого себя цельной и здоровой любовью: чтоб до конца оставаться верным себе и не покидать себя для других.

Трудно открыть человека, но труднее всего – самого себя.

Но и этому искусству нужно еще научиться: иметь скорлупу и прекрасную видимость, и мудрую иллюзорность.

Кто не хочет умереть от жажды, тот должен научиться пить из всякого стакана; кто хочет остаться чистым, тот должен уметь мыться и грязной водой.

Самые тихие слова – они приносят бурю. Мысли, что приходят беззвучно, как голубь, - они управляют миром.

Кто всегда слишком щадил себя, тот в конце концов заболевает от этого.

Нужно научиться не видеть себя, чтобы видеть многое: эта твердость нужна каждому, кто восходит на горы.

Счастье бегает за мной. Это потому, что я не бегаю за женщинами. А счастье – женщина.

Тот открыл самого себя, кто говорит: вот мое добро и мое зло: этим он запечатал уста кроту и карлику, который говорит: «Добро для всех, зло для всех».

Вседовольство, которое умеет находить все вкусным: это не лучший вкус.

И неохотно спрашивал я всегда о дорогах, - это всегда претило вкусу моему! Я лучше спрашивал у самих дорог и испытывал их.

«Вот это – мой путь, - а где ваш?» так отвечал я тем, кто спрашивал меня «о пути». Ибо пути вообще – не существует!

Не щади ближних своих! Человек есть нечто, что должно превозмочь.

Кто не может повелевать себе, тот должен повиноваться.

Кто слушается, тот не слышит самого себя.

Неустрашимая отвага, долгое недоверие, ужасное отрицание, пресыщение, способность резать живое тело - как редко соединяется все это вместе! Но из такого семени произрастает истина.

У свиней все превращается в свинью.

Жизнь – это источник радости; но для того, чьими устами говорит испорченный желудок, отец уныния, - для того все источники отравлены. Познавать: это радость тех, в ком львиная воля. Но кто устал, тот становится лишь «игрушкой чужой воли», которой играет любая волна. Таково всегда свойство слабых людей: они теряются на путях своих. И, наконец, спрашивает усталость их: «К чему проходили мы пути свои! Везде все равно!»

Не надо желать быть врачом неизлечимых.

И кого вы не научите летать, того учите скорее падать.

Для более достойного врага, о друзья мои, должны вы сохранять себя: и потому мимо многого вы должны проходить равнодушно.

Лучшее должно господствовать, и лучшее хочет господствовать!

Бог умер: из-за сострадания своего к людям умер Бог.

Будь тем, кто ты есть.

Вы должны любить мир, как средство к новой войне, и короткий мир больше, чем долгий!

Лучше не знать ничего, чем знать наполовину многое! Лучше быть дураком на свой риск, чем мудрецом за счет чужих мнений!

Все лучшее принадлежит моим и мне: и если нам не дают, мы берем: лучшую пищу, самое ясное небо, самые сильные мысли, прекраснейших женщин.

Глубоко презирающие носят в сердце великое почитание.

Смел тот, кто знает страх, но побеждает его; кто смотрит в бездну, но смотрит с гордостью.

Зло есть лучшая сила человека.

Не желайте ничего свыше сил своих.

Кто не умеет лгать, тот не знает, что есть истина.

Если вы хотите подняться в высоту, поднимайтесь на собственных ногах.

Ваше призвание, ваша воля – вот ваш «ближний»: не давайте внушать себе ложных ценностей.

В одиночестве растет то самое, что человек приносит в него, растет также и внутреннее животное. Вот почему многие избегают одиночества.

Что удивительного, что многие горшки разбиваются! Учитесь смеяться над собой, как нужно смеяться!

Пустыня ширится сама собой: горе тому, кто сам в себе свою пустыню носит.

Когда гордость достаточно настойчива, память предпочитает уступить

Тот, кто имеет, зачем жить, может вынести почти все

Любая философская система порождается биографией философа

Тот, кто не может располагать двумя третями дня лично для себя, тот должен быть назван рабом.

Все, что не убивает меня, делает меня сильнее.

Тот, у кого есть зачем жить, легко выдержит любое как
Счастье - совпадение собственных иллюзий с коллективными

Философия - попытка с помощью подтасованных оснований защитить какое-нибудь предвзятое положение.

Олдридж


Явные угрозы бесполезны, глупы и совершенно излишни.

… Калекой сижу я в пустыне моей тоски по тебе…

Человек должен искать своего бога и свое исцеление в себе самом.

Когда вы тычите человеку правду в глаза, она его ослепляет. Все мы в конечном счете достаточно глупы.

Все-таки лучше мрачный юмор, чем трагические сомнения.

Верность данному слову хороша лишь до тех пор, пока это не противоречит здравому смыслу.

Только крайности бывают разумны.


Паркинсон


Работа заполняет все время, отпущенное на нее.

Консультанты - пчелы бизнеса. Они переносят пыльцу чужих идей с цветка на цветок

Менеджмент - искусство вкладывать свои мысли в чужую голову.

Лидеру нужны 6 качеств:
• Воображение
• Знание
• Умение руководить
• Решительность
• Беспощадность
• Привлекательность

Райнов


Если фраза делится пополам частицей «но», то в этом случае весь смысл сосредоточен во второй части фразы.

Известно, что кошки и родители с любой высоты на спину не падают.

Оптимизм предполагает наличие альтернативы в любой ситуации.

Мы часто прощаем ближним их прегрешения, но никогда – их добродетели.

Всем нам одна цена, и если у кого-то есть плюсы, то, наверное, и минусы тоже есть, а сольдо в общем и целом одно и то же.

Не надо вмешиваться в то, что зависит от господа бога.

За всякую радость приходится платить горечью.

Человек всегда знает, как ему поступить.

Зачем злиться самому, если можно позлить другого.

Талант – это вовсе не лавровый венок, как воображают некоторые, а тяжкий крест.

Ремарк


Скромность и добродетельность вознаграждаются только в романах. В жизни их используют, и потом отшвыривают в сторону.

Без некоторого обмана вообще не бывает любви.

Никогда не покажется женщине смешным тот, кто что-нибудь делает ради нее.

Кто одинок, тот не будет покинут.

Человек зол, но он любит добро… когда его творят другие.

Для любви необходима известная наивность.

Меланхоликом становишься, когда размышляешь о жизни, а циником – когда видишь, что делает из нее большинство людей.

Такт – это неписанное соглашение не замечать чужих ошибок и не заниматься их исправлением. То есть жалкий компромисс.

Деньги, правда, не приносят счастья, но действуют чрезвычайно успокаивающе.

В любви нельзя до конца слиться друг с другом и надо возможно чаще разлучаться, чтобы ценить новые встречи.

Обладание само по себе уже утрата. Никогда ничего нельзя удержать, никогда!

Пока человек не сдается, он сильнее своей судьбы.

Разве хоть кто-нибудь может знать, не покажется ли ему со временем счастливым тот, кого он сегодня жалеет.

Только несчастный знает, что такое счастье. Счастливец ощущает радость жизни не более, чем манекен: он только демонстрирует эту радость, но она ему не дана. Свет не светит, когда светло. Он светит во тьме.

Жалость – самый бесполезный предмет на свете. Она – обратная сторона злорадства.

Все ужасы можно пережить, пока ты просто покоряешься своей судьбе, но попробуй размышлять о них, и они убьют тебя.

Предаваться унынию можно лишь до тех пор, пока дела идут еще не совсем скверно.

Бабы – это полжизни. Только всему свое время.

Жратва – одно из самых доступных наслаждений жизнью.

Человек по-настоящему дорожит только тем, что у него отнято.

Женщины, пишущие стихи, все равно что считающие лошади.

То, чего не можешь заполучить, всегда кажется лучше того, что имеешь. В этом и состоит романтика и идиотизм человеческой жизни.

Наша беда в том, что нет в нас ни настоящей глупости, ни истинной разумности.

Страдания любви нельзя победить философски – можно только с помощью другой женщины.

Женщина, которую пожелал другой мужчина, тут же становится нам дороже.

Нападай на противника в ту минуту, когда он считает, что уже победил.

Когда мы действительно что-то начнем понимать, мы уже слишком стары, чтобы приложить это к жизни.

Для всякой предвзятой точки зрения всегда найдутся доказательства.

Любовь приносит печаль от того, что она неосуществима и удержать ее нельзя.

Кто из нас действительно знает, что такое другой человек?

Бороться за чувство вообще бессмысленно.

Прав всегда тот, кто лежит с женщиной в постели.

Есть только двери. Всюду только двери, а за ними ничего нет.

Истинное прощение в том, и состоит, чтобы принять другого человека таким, какой он есть.

Что для одного погибель, то для другого только песня.

Тот, кто ничего не хочет удержать, владеет всем.

Если от чего-нибудь отказываешься, то не надо это терять совсем.

Именно умению видеть удивительное в привычных для нас явлениях природы мы обязаны открытию самых фундаментальных законов.

Удивительно, как легко отказываешься от того, с чем еще вчера считал невозможным расстаться.

Если не предъявлять к жизни особых претензий, то все, что ни получаешь, будет прекрасным даром.

Каждый человек для одного бывает хорош, а для другого – плох.

Совесть мучит обычно не тех, кто виноват.

Когда спрашиваешь другого – это попытка уклониться от решения.

Осторожность лучше, чем запоздалое раскаяние.

Самое невероятное почти всегда оказывается наиболее логичным.

И ад и рай мы носим в себе, мы сами наказываем и сами награждаем себя.

Сорвавшаяся с крючка рыба всегда кажется больше пойманной.

Жизнь может быть страшной или прекрасной, в зависимости от того, как на нее смотреть.

Чем ниже ступень, с которой начинаешь свой путь, тем позже наступает пресыщение.

Фальшь и лицемерие производят большее впечатление, чем истина.

Только безнадежные кретины хотят доказать свою правоту женщине и взывают к ее логике.

Мужчина, который боготворит женщину у всех на виду, напоминает слюнявого дога.

Человек, который склонен к возвышенным чувствам, обманывает обычно и себя и других.

Только не теряй свободы! Она дороже любви. Но это обычно понимают слишком поздно.

Жизнь – это болезнь, и смерть начинается с самого рождения.

Настоящий идеалист стремится к деньгам. Деньги - это свобода. А свобода – жизнь.

Когда есть цель, жизнь становится мещанской, ограниченной.

Ничего нельзя знать наперед. Смертельно больной человек может пережить здорового. Жизнь – очень странная штука.

Люди – куда более опасный яд, чем водка и табак.

Лучше умереть, когда хочется жить, чем дожить до того, что захочется умереть.

Принципы нужно нарушать, а то какое же от них удовольствие.

Только глупец побеждает в жизни, умный видит слишком много препятствий и теряет уверенность, не успев еще ничего начать.

Чем меньше знаешь, тем проще жить. Знание делает человека свободным, но несчастным.

Любовь чудесна, но кому-то из двух всегда становится скучно.

Смерть одного человека — это смерть, а смерть двух миллионов — только статистика

Сенека


Иди не тем путем, по которому идут все, а тем, по которому должен идти.

Как басня, так и жизнь ценится не за длину, но за содержание.

Возненавидеть жизнь можно только в следствии апатии и лени.

Философы говорят не о том, как они сами живут, но как надо жить.

Кто скоро дает, тот дважды дает.

Если не знаете, куда плыть, ни один ветер не будет вам попутным

Если нет дальнейшего роста, значит близок закат

Сент-Экзюпери


Никогда не надо слушать, что говорят цветы. Надо просто смотреть на них и дышать их ароматом.

В жизни каждое положение – это особый мир, его законы можно познать только изнутри.

Любить – это не значит смотреть друг на друга, любить – значит вместе смотреть в одном направлении.

Снегов


Поцелуи, кажется, единственное занятие, что не требует ни обоснований, ни оправданий.

Копается много в прошлом тот, кто пасует перед будущим.

Обычно счастливые случайности требуют тщательной подготовки.

Случайное начало и неотвратимый конец – вот наше понимание существования.

Речи хороши лишь тогда, когда порождают хорошие результаты.

Сократ


Познай самого себя.

И прорицатели, говорят, предсказывают другим судьбу, а что их самих ожидает, не предвидят.

Опыт сам по себе научить не может, и разные люди из сходных поворотов судьбы делают для себя разные выводы.

Никто не приносит человеку столько вреда, как он сам.

Непознанная жизнь не стоит того, чтобы быть прожитой

Я знаю, что я ничего не знаю

Чем меньше человеку нужно, тем ближе он к богам

Спенсер


Между самыми противоположными мнениями находится, обыкновенно, нечто общее. Это общее можно считать имеющим самую высокую степень вероятности.

Нет между человеческими суждениями ни одно вполне истинного, и ни одного, вполне ошибочного.

Уподобляя науку постепенно возрастающему шару, мы можем сказать, что всякое увеличение его поверхности лишь увеличивает размер его соприкосновения с окружающим незнанием.

Наука – высшее развитие обыденного знания.

Сила, проявляющаяся нам во вселенной, совершенно непостижима.

Объяснение того, что объяснимо, только делает яснее необъяснимость того, что остается за пределами объяснимого.

Человек науки достигает убеждения, что и объективные, и субъективные факты равно непостижимы по своей сущности и по своему происхождению. Он научается понимать величие и вместе незначительность человеческого ума; могущество ума в познании всего, что в пределах опыта; его бессилие познавать то, что за пределами опыта.

Ничто не может быть узнано нами в своей основной сущности.

Объяснение должно по необходимости приводить нас напоследок к необъяснимому. Глубочайшая истина, которой мы можем достичь, необъяснима.

Для произведения упорядоченного сознания, называемого нами пониманием, нужно уподобление каждого впечатления другим, уже встречавшимся в ряду сомнений сознания.

Мысль заключает в себе отношение, различие и сходство.

Жизнь можно определить, как постоянное приспособление внутренних отношений к внешним.

То, что мы называем истиной, приводящей нас к успешности действий и к происходящему от того поддержанию нашей жизни, просто лишь точная соответственность субъективных отношений с объективными; а заблуждение, ведущее к неудаче, и через то к смерти, - отсутствие этой точной соответственности.

Стендаль


Единственное дело в жизни – это удовольствие.

Говоря по правде, я вовсе не уверен в том, что обладаю достаточным талантом, чтоб заставить читать меня. Иной раз мне доставляет большое удовольствие писать. Вот и все.

Смех убивает зарождающуюся страсть.

Толстой


Знание только тогда знание, когда оно приобретено усилиями своей мысли, а не памятью.

Знание – орудие, а не цель.

Жизнь, какая бы ни была, есть благо, выше которого нет никакого.

Весь этот мир наш – это маленькая плесень, которая наросла на крошечной планете. А мы думаем, что у нас может быть что-нибудь великое, - мысли, дела!

Никто не доволен своим состоянием, но всякий доволен своим умом.

Наслаждение не в открытии истины, но в искании ее.

На одну и ту же вещь можно смотреть трагически и сделать из нее мучение, и смотреть просто и даже весело.

Узнав одну свою жену, которую ты любишь, ты лучше узнаешь всех женщин, чем если бы ты знал их тысячи.

… Воздерживаться в сомнении…

Уважение выдумали для того, чтобы скрывать пустое место, где должна быть любовь.

Борьба за существование и ненависть – одно, что связывает людей.

Человек переживает землетрясения, эпидемии, ужасы болезней и всякие мучения души, но на все времена для него самой мучительной трагедией была, есть и будет - трагедия спальни.

Все музыканты – глупые люди, а чем талантливее музыкант, тем ограниченнее.

Наши добрые качества больше вредят нам в жизни, чем дурные.

Пора перестать ждать неожиданных подарков от жизни, а самому делать жизнь.

Если не быть тщеславным в обычной нашей жизни. То ведь нечем жить.

Счастья в жизни нет, есть только зарницы его – цените их, живите ими.

Уайльд


Художник – тот, кто создает прекрасное. Те, кто в прекрасном находят дурное, - люди испорченные, и притом испорченность не делает их привлекательными. Это большой грех. Те, кто способны узреть в прекрасном его высокий смысл, - люди культурные. Они не безнадежны. Но избранник – тот, кто в прекрасном видит лишь одно: Красоту.

Искусство – зеркало, отражающее того, кто в него смотрится, а вовсе не жизнь.

Если произведение искусства вызывает споры, - значит в нем есть нечто новое, сложное и значительное.

Можно простить человеку, который делает нечто полезное, если только он этим не восторгается. Тому же, кто создает бесполезное, единственным оправданием служит лишь страстная любовь к своему творению.
Всякое искусство совершенно бесполезно.

Красота, подлинная красота, исчезает там, где появляется одухотворенность. Высоко развитый интеллект уже сам по себе некоторая аномалия, он нарушает гармонию лица. Как только человек начинает мыслить, у него непропорционально вытягивается нос, или увеличивается лоб, или что-нибудь другое портит его лицо.

В судьбе людей, физически или духовно совершенных, есть что-то роковое… В этом мире всегда остаются в барыше глупцы и уроды. Они могут сидеть спокойно и смотреть на борьбу других. Им не дано узнать торжество побед, но зато они избавлены от горечи поражений.

Совесть – официальное название трусости.

Любить всех – значит не любить никого.

Мы не выносим людей с теми же недостатками, что у нас.

Идея, пожалуй, имеет тем большую самостоятельную ценность, чем менее верит в нее тот, от кого она исходит, ибо она тогда не отражает его желаний, нужд и предрассудков.

Тем, кто верен в любви, доступна лишь ее банальная сущность. Трагедию же любви познают лишь те, кто изменяет.

Цель жизни – самовыражение. Проявить во всей полноте свою сущность – вот для чего мы живем. Высший долг – это долг перед самим собой.

Всякое желание, которое мы стараемся подавить, бродит в нашей душе и отравляет нас. А согрешив, человек избавляется от влечения к греху, ибо осуществление – это путь к очищению. После этого остаются лишь воспоминания о наслаждении или сладострастие раскаяния. Единственный способ отделаться от искушения – уступить ему. А если вздумаешь бороться с ним, душу будет томить влечение к запретному, и тебя измучают желания, которые чудовищный закон, тобой же созданный, признал порочными и преступными. Величайшие грехи мира рождаются в мозгу и только в мозгу.

Молодость – единственное, что ценно в нашей жизни.

Верность в любви – это всецело вопрос физиологии, она ничуть не зависит от нашей воли. Люди молодые хотят быть верны – и не бывают, старики хотели бы изменять, но где уж им!

За прекрасным всегда скрыта какая-нибудь трагедия.

Правда жизни открывается нам именно в форме парадоксов.

Чтобы вернуть молодость, стоит только повторить все ее безумства.

В наши дни большинство людей умирает от ползучей формы рабского благоразумия, и все слишком поздно спохватываются, что единственное, о чем никогда не пожалеешь, это наши ошибки и заблуждения.

Пунктуальность – вор времени.

В наше время люди всему знают цену, но понятия не имеют о подлинной ценности.

Мужчины женятся от усталости, женщины выходят замуж из любопытства. И тем, и другим брак приносит разочарование.

Женщины не бывают гениями. Они – декоративный пол.

Женщина – это воплощение торжествующей над духом материи, мужчина же олицетворяет собой торжество мысли над моралью.

Подлинный секрет счастья – в искании красоты.

Поверхностными людьми я считаю как раз тех, кто любит только раз в жизни. Их так называемая верность, постоянство – лишь летаргия привычки или отсутствие воображения. Верность в любви, как и последовательность и неизменность мыслей, - это попросту доказательство бессилия.

Только святыни и стоит касаться.

Влюбленность начинается с того, что человек обманывает себя, а кончается тем, что он обманывает другого. Это и принято называть романом.

Талантливые живут своим творчеством и поэтому сами по себе совсем не интересны. Великий поэт – подлинно великий – всегда оказывается самым прозаическим человеком. А второстепенные обворожительны. Чем слабее их стихи, тем эффектнее наружность и манеры. Если человек выпустил сборник плохих сонетов, можно заранее сказать, что он совершенно неотразим. Он вносит в свою жизнь ту поэзию, которую не способен внести в свои стихи.

Опытом люди называют свои ошибки.

Грех, совершенный однажды с содроганием, мы повторяем в жизни много раз – но уже с удовольствием.

Только экспериментальным путем можно прийти к научному анализу страстей.

Именно те страсти, природу которых мы неверно понимаем, сильнее всего властвуют над нами. А слабее всего бывают чувства, происхождение которых нам понятно.

Дориан настолько умен, что не может время от времени не делать глупостей.

Самые нелепые поступки человек совершает всегда из благороднейших побуждений.

Я никогда ничего не одобряю и не порицаю, - это нелепейший подход к жизни. Мы посланы в сей мир не для того, чтобы проповедовать свои моральные предрассудки, Я не придаю никакого значения тому, что говорят пошляки, и никогда не вмешиваюсь в жизнь людей мне приятных. Если человек мне нравится, то все, в чем он себя проявляет, я нахожу прекрасным.

Главный вред брака в том, что он вытравливает из человека эгоизм. А люди неэгоистичные бесцветны, они утрачивают свою индивидуальность. Правда, есть люди, которых брачная жизнь делает сложнее. Сохраняя свое «я», они дополняют его множеством чужих «я». Такой человек вынужден жить более чем одной жизнью и становится личностью высокоорганизованной, а это, я полагаю, и есть цель нашего существования.

Жизнь человеческая – вот что казалось ему единственно достойным изучения. В сравнении с нею все остальное ничего не стоило. И, разумеется, наблюдатель, изучающий кипение жизни в ее своеобразном горниле радостей и страданий, не может при этом защитить лицо стеклянной маской и уберечься от удушливых паров, дурманящих мозг и воображение чудовищными образами, жуткими кошмарами. В этом горниле возникают яды столь тонкие, что изучить их свойства можно лишь тогда, когда сам отравишься ими, и гнездятся болезни столь страшные, что понять их природу можно, лишь переболев ими. А все-таки какая великая награда ждет отважного исследователя! Каким необычайным предстанет перед ним мир! Постигнуть удивительно жестокую логику страсти и расцвеченную эмоциями жизнь интеллекта, узнать, когда та и другая сходятся и когда расходятся, в чем они едины, и когда наступает разлад – что за наслаждение! Не все ли равно, какой ценой оно покупается? За каждое новое неизведанное ощущение не жаль заплатить чем угодно.

Единственное, что стоит возвести в теорию, - это наслаждение. Автор ее не я, а Природа. Наслаждение – тот пробный камень, которым она испытывает человека, и знак ее благословения.

Быть хорошим – значит, жить в согласии с самим собой; а кто принужден жить в согласии с другими, тот бывает в разладе с самим собой.

Культурный человек никогда не раскаивается в том, что предавался наслаждениям, а человек некультурный не знает, что такое наслаждение.

Женщины вдохновляют нас на великие дела, но вечно мешают нам их творить.

Только два сорта людей по-настоящему интересны – те, кто знает о жизни все решительно, и те, кто ничего о ней не знает…

Отпущение грехов дает нам не священник, а сама исповедь.

Над благими решениями тяготеет злой рок: они всегда принимаются слишком поздно.

Благие намерения – попросту бесплодные попытки идти против природы.

Благие намерения – это чеки, которые люди выписывают на банк, где у них нет текущего счета.

В наш век люди слишком много читают, это мешает им быть мудрыми, и слишком много думают, а это мешает им быть красивыми.

В нашей жизни не должно быть места аскетизму, умерщвляющему чувства, так же, как и грубому распутству, притупляющему их.

Только людям ограниченным нужны годы, чтобы отделаться от какого-нибудь чувства или впечатления. А человек, умеющий собой владеть, способен покончить с печалью так же легко, как найти новую радость. Я не желаю быть рабом своих переживаний. Я хочу ими насладиться, извлечь из них все, что можно. Хочу властвовать над своими чувствами.

Стать зрителем собственной жизни – это значит уберечь себя от земных страданий.

Пожалуй, никогда не следует выражать свои чувства словами.

Никто не встречает свой идеал дважды в жизни. Да и один раз редко кто его находит.

В радости, как и во всяком наслаждении, почти всегда есть нечто жестокое.

… Его интересовали своей искусственностью те формы отречения, которые люди безрассудно именуют добродетелями, и в такой же мере – те естественные порывы возмущения против них, которые мудрецы все еще называют пороками.

Разве притворство – такой уж великий грех? Вряд ли. Оно – только способ придать многообразие человеческой личности.

Женщины любят нас за наши недостатки.

Мужчина может быть счастлив с какой угодно женщиной, если только он ее не любит.

В реальном мере фактов грешники не наказываются, праведники не вознаграждаются. Сильному сопутствует успех, слабого постигает неудача. Вот и все.

Великая любовь и великое горе гибнут от избытка своей силы.

Самое страшное на свете – это скука. Вот единственный грех, которому нет прощения.

Знание пагубно для человека. Только неизвестность пленяет нас.

Все пути ведут к одному – к разочарованию.

Удовольствие можно находить во всем, что входит в привычку.

Что пользы человеку приобрести весь мир, если он теряет собственную душу.

Как раз того, во что твердо веришь, в действительности не существует.

Истинный глупец, кого высмеивают и клеймят боги, это тот, кто не познал самого себя.

Взаимные иллюзии – вот лучшая основа для брака. Нет-нет, я не цинична, просто у меня есть опыт - впрочем, это одно и то же.

Все обаятельные люди испорчены. В этом и кроется секрет их привлекательности.

Красота, подобно мудрости, любит, когда ей поклоняются в одиночестве.

Мужчин можно анализировать, женщин… только обожать.

Пытаться что-нибудь скрыть от своей жены – это непростительное легкомыслие.

Когда боги хотят погубить человека, они исполняют его желания.

Мужчина любит женщину, зная все ее слабости, все ее причуды и несовершенства, и, может быть, за них то он ее больше всего и любит.

Единственное хорошее общества – это ты сам.

Любовь к себе – это начало романа, который длится всю жизнь.

В жизни женщины есть только одна настоящая трагедия. То, что для нее прошлое - это всегда ее любовник, а будущее – это, как правило, ее муж.

Мне незачем писать, потому что я постиг значение жизни. Писать о жизни нельзя – ею можно только жить. А я жил.

Тому, что действительно стоит знать, не обучит никто.

Фейхтвангер


В случае сомнения лучше воздержаться, чем сделать ложный шаг.

Чем увереннее делаешь ставку на человеческую глупость, тем больше шансов на успех.

Без тьмы не было бы понятия о свете.

Флобер


Мыслить и писать можно только сидя.

Если книга написана тенденциозно, она уже не художественна.

Я не считаю, что счастье возможно, возможно только спокойствие.

Разве все в мире - не иллюзия? Существует только наш способ восприятия вещей.

Для души лучше пасть на землю, нежели томиться в телесных узах.

Нельзя прикасаться к идолам: их позолота остается у нас на пальцах.

Все мы живем в пустыне, никто никого не понимает.

Хеменгуэй


В жизни не так уж трудно устраиваться, когда нечего терять.

Ты сморишь на предмет, приблизив его к самым глазам, и видишь одни лишь мелкие его подробности, но отойди от него дальше, и он представится тебе в своем настоящем виде.

Писатель должен знать обо всем. Он не может ограничивать свой жизненный опыт в угоду буржуазной морали.

По-настоящему непоправима только смерть.

Не судите о человеке только по его друзьям. Помните, что друзья у Иуды были безукоризненны.

Говорят, счастье скучно, но это потому, что скучные люди нередко бывают очень счастливы, а люди интересные и умные умудряются отравить существование и себе, и всем вокруг.

И если ты любил какую-нибудь женщину, и любил какую-нибудь страну, то тебе дьявольски повезло, и если ты умираешь потом, это не имеет значения.


[ Часть-1 ]     [ Часть-2 ]    [ Часть-3 ]     [ В начало раздела ]
Статьи


© 2007 - 2018 colloquium.ru